Этот год в России

Советуем прочитать

9bde434b8981.jpg

Официальный интернет-портал правовой информации

Литературно-поэтический конкурс «Не гаснет памяти огонь!» (проза)

17.06.18 7

Багоян Ульяна

9 Мая

В этом году наша страна будет отмечать 73-ю годовщину Победы над фашисткой Германией. Много лет прошло с той ужасной войны. Всё меньше и меньше становится ветеранов и очевидцев этой страшной войны.

Каждый год 9 мая мы ходим на парад Победы, и видим наших уважаемых ветеранов. Проходя мимо, хочется поблагодарить, обнять, сказать спасибо за мирное небо. Мои прадедушки тоже воевали, а прабабушки, находясь в тылу, упорно трудились на полях колхоза.

Мой прадед, Величко Алексей Прокофьевич, родился в многодетной семье в Краснодарском крае 14.03.1925 г., в станице Новомалороссийской. У него было 3 старших брата и 2 сестры. Однако, после гибели его отца Прокофия в 1931 году и скоропостижной кончины от болезни матери, мой прадед осиротел. На воспитание его взял к себе старший брат Величко Григорий Прокофьевич, проживавший на тот момент в г. Сочи. На начало войны прадеду было 16 лет. Фашистские войска быстро продвигались вглубь нашей страны и как многие другие города, поселки, деревни была оккупирована и его станица. В марте 1943 года прадеду исполнилось 18 лет, и он был призван в ряды советской армии для освобождения нашей Родины от фашистов. Будучи новобранцем, он прошел 3-х недельные курсы сапёров и вскоре оказался под Сталинградом, где принимал участие в боях за его освобождение. Со своими боевыми товарищами он воевал очень самоотверженно, хотя он был ещё так молод. Много всего было в той страшной войне, многое видели его глаза.

Победу в мае 1945 года прадед встретил под Прагой (Чехия), хотя наши освободительные войска были уже в Берлине, в Праге продолжались ожесточенные бои за освобождение этих территорий от фашистов. Здесь прадед был ранен в руку, ранение оказалось не очень тяжелым и он, к счастью, быстро поправился. После войны он вернулся в родную станицу. Честно трудился в колхозе, помогая восстанавливать нашу разрушенную войной Родину. За свои заслуги прадед был награжден орденом Отечественной войны II степени.

Дедушка моего папы, прадед, Багоян Вагаршак Айрапетович, 1916 года рождения, тоже воевал на фронтах этой войны. Он был серьезно ранен, потеряв после ранения ногу. За свои заслуги прадед был награжден орденом Отечественной войны I степени.

Мои прадедушки умерли ещё до моего рождения. Они, конечно же, не могут уже поведать лично о той войне. Жизнь продолжает идти своей чередой. Люди стареют и неизбежно уходят. Мы всегда будем помнить о них, и пока мы помним, они живы в наших сердцах. Для счастливого и мирного настоящего и будущего всех людей надо помнить и никогда не допустить повторения подобного.

_________

В. Многолетняя.

Член международного союза

Писателей России.

Дипломант городских и районных конкурсов.

Верность и любовь к прозе дает мне силы писать и не проходить мимо необыкновенного.

Вот и в этот раз, войдя в один из подземных переходов Курортного проспекта в городе Сочи, я окунулась в сладкое божественное звучание музыки.

То был великий Фредерик Шопен, одна из его сонат с ее глубиной и искренностью чувств, сочетающихся с изяществом.

Исполнял ее на свирели очень пожилой человек. Звуки, летящие в пространство прохода, как будто поднимались вверх на неизгладимую высоту вечного полета и завораживали. Прохожие останавливались, восхищались музыкой.

Я прошла метров двадцать, но решила вернуться назад и протянула музыканту вознаграждение за его игру.

– Вы вернулись. Вам нравится? – спросил он меня.

Я действительно была восхищена, когда старые морщинистые, больные руки его так профессионально искренне и правдиво исполняли эти романтические произведения.

– Эта музыка когда-то спасла меня от смерти, – продолжал он.

– Расскажите, – попросила я, и он рассказал мне свою историю.

Было время Великой Отечественной войны, 1944 год, ему было 15 лет.

Наступила осенняя пора. Деревья теряли пожелтевшую листву, многие ветки были обломаны и висели плетьми. Наступил сезон сбора каштанов, и Алик отправился за ними в лес. Время клонилось к вечеру, а он собрал совсем мало и шел вперед, пока не заблудился. Солнце ушло за горизонт, смеркалось. Тропинка пропала из виду, и оставалось только найти себе дупло, где можно было спрятаться на ночь, для безопасной ночлежки до утра.

Влезая внутрь дупла старого дуба, он положил у входа несколько камней для обороны.

Ночь прошла быстро, а в наступившем утреннем рассвете он вдруг почувствовал на плече грубую тяжелую руку, которая толкнула его в плечо.

Приоткрыв один глаз, Алик понял, что кто-то пытается вытянуть его наружу, ухватив за ворот старой куртки.

– Выходи, – прошепелявил незнакомец, и парень понял – это немецкие солдаты!

Двое с автоматами приказали ему вылезти из дупла. От страха не слушались ноги. Как из маленькой защитной берлоги вылез он из дупла и ждал, что же будет дальше?

Они не торопились. Глядя на Алика, немцы хохотали все громче и громче. Причины он не предполагал, зато знали они. Он был весь в черной саже, лицо и руки были черными, и это их рассмешило.

– Убьют, – подумал он, и в тот же миг раздался страшный лай их рабочей собаки, немецкой овчарки, которая находилась рядом с солдатами.

– Разорвет, – вертелось в голове.

– Сядь, – скомандовал один из солдат, и Алик опустился на пень, еле удерживаясь на нем.

Немцы начали вглядываться вдаль, как будто ждали кого-то.

Алик сидел съежившись, сгорая от страха, и вдруг единственный луч надежды озарил его.

Он быстро вынул из-за пазухи свирель и стал играть. Отец давно научил его и играть, и делать самому свирельки, когда было желание, а желание было огромное, поэтому в селе его называли «музыкантом».

Он заиграл свою любимую «Волшебную флейту» А. Моцарта, и по лесу разлились волшебные звуки свирели.

Солдаты в растерянности стояли и слушали. Видимо, тоже любили музыку.

Алик почувствовал, что музыка ему помогает.

Он продолжал играть, ведь другого выхода ему просто было не дано.

Стояло молчание, как будто каждый думал о своем, о личном. Их было пятеро: два немецких солдата, собака, Алик и… музыка.

И в то мгновение они, вероятно, забыли, что продолжается война: несправедливая и никому ненужная. Взгляд одного из солдат затуманился, по телу пробежала дрожь, и он подумал:

- Зачем я здесь, в чужой стране, а там дома у меня сын, почти такой же возраст, со светлыми волосами…, и зачем эта война?

Не знаю, о чем думал другой солдат, но сила музыки, захватила их, в душе потеплело. Побеждала музыка. Они повернулись к дороге, и младший из солдат на ломаном, почти непонятном русском языке, быстро произнес, протянув руку в противоположном направлении.

– Уходи быстро, хорошо играешь, парень!

Они стали уходить, оставив его у дороги, и Алик понял – жизнь его спасена.

Он хотел подняться, но не смог, не слушались ноги. Сполз с пня на край дороги и продолжал ползти уже по грубой сухой траве и колючкам, которые больно, до крови, ранили его лицо, руки и все тело. А в голове стучало: – «Скорей уходи, если передумают, то вернутся и убьют».

Но они не вернулись.

Так в ужасном полусознании, весь исцарапанный до крови, он уползал все дальше и дальше от того места, где могла оборваться его жизнь, но он остался жив, музыка спасла ему жизнь.

Вдали показались первые хаты, а вот и родное село Теряз, расположенное вблизи Туапсе.

Слезы любви и радости навернулись на глаза, он полз к родному дому. И вот дверь приоткрылась:

- Мама, я принес тебе каштаны, - и, опустив исцарапанную руку внутрь кармана куртки, он вытащил пару плодов испачканных в крови и земле, главное, что я вернулся.

Музыкант давно окончил свой рассказ и продолжал играть на свирели, а я продолжала стоять, мысленно уйдя в те военные годы, мне казалось, что я вижу его лежащим на траве, и я даже нагнулась над ним.

– Он жив!

А когда выпрямилась, выйдя из этого состояния, то увидела не парня, а старенького музыканта Алика, который своей музыкой продолжал приносить счастье общения с ней, потому что она делает людей добрее и сердечнее.

Играй, теперь тебя никто здесь не обидит, потому что здесь твоя Родина.

Я попрощалась, желая ему здоровья, а он вынул из сумки самодельную свирель и протянул ее мне:

– Я дарю Вам её на память за то, что Вы меня выслушали. Она вылечила мне сердце, и Вам вылечит, если это возможно!

_________

Екатерина Андреевна Лозовая

Воспоминание

В разные времена эпох бывали разные события. Но проходит время, что-то забывается, а что-то наоборот, никогда не стирается из памяти. Вот это Великая Отечественная война. В этом году будем праздновать 73-ю годовщину со дня победы над фашизмом. Это наша история. Память о войне будем хранить мы, и это надо делать из поколения в поколение.

Мы, конечно не были на войне, мы родились в мирное время. Мы не боимся, когда гремит гром, мы не слышим грохота орудий, смотрим и удивляемся, как строятся новые дома, новые города и села, и мы не видим, как они могли бы рушиться под бомбами и снарядами. Мы не знаем, что такое война, а знаем только из книг, смотрим фильмы, слушаем мероприятия в школах, библиотеках и т.д.

Утро, воскресенье 22 июня 1941 года, Германия напала на нашу страну. Началась Великая Отечественная война нашего народа. Это очень тяжелое испытание, когда-либо пережитое нашим народом.

Война - она вошла в каждый дом, в каждую семью, где оставила после себя незаживающие раны. Ведь на войне погибли отцы, деды, любимые, близкие люди, и, конечно же, дети.

У меня тоже прадедушка воевал на фронте. Был убит. Мы мало, что о нем знаем. Но я хотел бы рассказать небольшую историю из нашей семьи. Прадедушка Потапенко Петр Иосифович родился в 1917 году в Казахстане. Моя бабушка вспоминала, как ее мама рассказывала, что когда объявили войну, была паника, люди бежали куда-то, кричали только одно слово «Война». В селе, где они жили, на столбе висел репродуктор, где можно было узнать какие-то новости с фронта. Сначала рассказывали, как отступала наша армия и люди не знали, куда деваться, уезжали, куда могли. Люди работали по 14-16 часов в сутки без выходных. Кто был постарше, забирали на фронт. Бабушка рассказывала, как мама со своим маленьким братом ходили на поля осенью после сбора урожая картофеля и собирали оставшуюся картошку, чтобы как-то жить. Продукты были по карточкам. Кусочек хлеба ждали от утра до утра. Около села проходила железная дорога, и они видели, как везли раненых с фронта. На это невозможно было смотреть, раненые стонали от боли, повсюду был запах крови...

Самое страшное произошло, когда домой пришла похоронка, что прадедушку Потапенко П.П. убили при бомбежке под Калининградом около села Погорелое- Городнище в 1942 году 18 декабря. Но надо было как-то жить, и они жили.

Шло время, и вот наступил тот долгожданный день, когда объявили Победу. Это был незабываемый день. Моя бабушка говорила, что прабабушка Анна Николаевна с неохотой рассказывала про это время. Каждый год 9 мая мы со всеми ходим к памятнику в селе Илларионовка. а еще ходим на Бессмертный полк в Сочи, несем фотографию своего прадедушки Потапенко Петра Иосифовича.

Люди, рожденные перед войной и во время войны, боятся голода и войны. История Великой Отечественной войны должна жить с нами. Это - боль и горечь, гордость и слава нашего народа.

_________

Дарья Геннадиевна Шолохова

Из жизни оккупированного села.

На берегу реки Кубань расположилось небольшое село Новомихайловское. Тихое место с широкими полями и необъятными просторами.

Однажды во время войны по селу прошли слухи, что скоро немцы будут собирать людей для отправки в Германию. В каждом доме, где были молодые люди, царил страх. Немцы принудительно уговаривали юношей и девушек уехать в Германию, где обещали им возможность работать и достойно жить. Утверждали, что вскоре их Родина превратится в руины, а их близкие останутся нищими и голодными, но если советские молодые люди примут предложение фашистов, то у них будет возможность обеспечивать свою семью. На вокзале уже был готов состав, который следовал прямо в Германию. Поезд, увозивший в никуда!

Пелагея не знала, что ей делать, ведь её дочь могли забрать и тогда бы она Анну никогда больше не увидела. Аннушка была совсем молода, красива, с выразительными большими голубыми глазами и длинной толстой косой. Ей бы жить да жить! А какая может быть жизнь на чужбине. Среди абсолютно неизвестных людей, в незнакомой и чуждой душе стране. Без любящей матери, семьи и тёплой, родной Кубани. Жизнь в нескончаемой тоске по Родине.

Зимний вечер окутал село. Белоснежный снег укрывал всё вокруг. На улице был сильный мороз. Леденящий холод пронизывал насквозь. В доме у Пелагеи спали дочери и внучка, в печке сверкали ярким огоньком угли. Тишину нарушил звук в дверь. Пришли люди из комендатуры за Аннушкой. У Пелагеи сжалось материнское сердце от страха за дочь. В то время пока мать разговаривала с немцами, Аннушка в одной лёгкой ночной сорочке выпрыгнула из окна и убежала. Всю ночь Пелагея не спала, думая как уберечь дочь. Помощь пришла с неожиданной стороны! В доме у женщины жил немец. В обычной жизни он был писателем, принадлежал к дворянскому роду, а по жизненным убеждениям пацифистом. Он сказал Пелагеи, чтобы она Аннушку выдала замуж и тогда её не угонят в Германию. А когда немцы уйдут с их села, то девушка может расстаться с мужем.

Утром Аннушка вернулась домой. Она сильно перемерзла, и особенно пострадали ноги. В этот же день девушке нашли жениха. Им стал беженец с Белоруссии, не очень красивый на лицо и жуткий пьяница. Это был единственный мужчина, которого быстро смогли найти для роли жениха.

Когда немцы пришли забирать Аннушку, то попали на свадьбу. Они поздравили молодожёнов, выпили за их счастье и подарили большой отрез дорогой зелёной ткани...

Как-то раз этой же зимой 1942 года Пелагея шла поздним вечером по окраине села домой. Вдруг она услышала какие-то стоны. Женщина пошла по звуку, который доносился из леса. Там она нашла раненого советского лётчика, который лежал среди обломков самолёта. На вид ему не было и двадцати лет. Она потихоньку притащила его к себе домой. Единственное безопасное место был подвал, вот именно туда она его и определила. Молодой человек был очень слаб и балансировал между жизнью и смертью. Женщина лечила его, кормила и уже через несколько недель парень был почти здоров. Немец, живший у Пелагеи, предупредил, что скоро в село придет карательный отряд гестапо. И, если они найдут у неё советского лётчика, то ей несдобровать. Пелагея решила переправить парнишку к партизанам, от греха подальше, чтоб их всех не расстреляли. Но как говорится мир не без добрых людей! Весь этот счастливый, как казалось, конец был нарушен злобой и подлостью предателей. Один из полицаев выследил и доложил в комендатуру. Пришли фашисты, вытащили парня на площадь, расстреляли прилюдно, там же и оставили его тело валяться. А того, кто попытался бы его захоронить, было приказано так же расстрелять. За такой вопиющий поступок Пелагея провела всю ночь в немецком штабе на допросе, после этого она вся избитая доползла до дома. Но у женщины не было сомнений, что она должна отдать дань этому лётчику. Найдя в себе силы, она похоронила парнишку у себя в саду под яблонями...

Вскоре в село прибыл отряд гестапо. Обстановка стала ещё страшнее. Очередными жертвами жестокого времени стала учительница Надежда с двумя малолетними детьми. Узнав, что муж этой женщины Герой Советского Союза, немцам был отдан приказ расстрелять её вместе с детьми. Перед её казнью всех людей, буквально до единого человека согнали на площадь. Надежду, пятилетнюю Женю и трёхлетнюю Лиду вывели измученными на площадь. Несчастная женщина умоляла, чтобы первыми убили её малышей. Она хотела увидеть и удостовериться, что после её смерти над детьми не будут издеваться. Мольбы женщины были услышаны - детей на её глазах отравили ядовитым газом. Девочки, словно маленькие ангелочки, замертво упали и долго не мучились. В этот момент стоял оглушительный, истеричный крик, время как будто застыло, не было слышно ни шелеста листьев, ни пения птиц. Трудно представить, что творилось в душе у этой женщины, смотрящей, как убивают её маленьких детей. Детоубийство во все века - это большой и серьёзный грех, да и по-человечески - это абсолютное зверство.

Уже прошло много лет, всё вокруг изменилось, но память осталась. Ведь боль запоминается надолго!

_________