Этот год в России

Советуем прочитать

72499.jpg

Официальный интернет-портал правовой информации

Стихи адлерских поэтов

20.04.17 29

А.С. Ерлашов

20.04.17 22

Сколько в жизни хорошего!

В цвету увижу алычу —

И от восторга замираю.

Обнявши дерево, шепчу

Слова любви родному краю.

Земля таких чудес полна!

То чавкает под сапогами,

То, как в раю, цветет она,

Та самая, что под ногами.

Дрозд

Апрель. Еще не рассвело.

Ночь незаметно уплывает.

А он уже на все село,

Счастливый, песню

                                распевает.

Понятно сердцу и уму.

Такая песня — наслажденье.

И ни к чему певцу тому

Балетное сопровожденье.

* * *

С гор непогода наступает,

Никак не избежать беды:

Нежданным снегом

                                  засыпает

Цветущие вовсю сады.

Вчера, как летом, солнце

                                     грело.

И вдруг сегодня —

                                    замерзать?

Да разве мыслимое дело:

Цвести — и плод не завязать!

* * *

Прошелся лесною тропой.

Так птицы с рассвета

                              запели,

Такие рулады и трели

В горах зазвучали в апреле,

Что хочешь не хочешь,

                                а — пой!

Да что там не хочешь, захочешь!

Такая вокруг кутерьма.

Засвищешь, а то

Как будто сошедши с ума.

И утро не канет в забвенье,

И многое надо успеть.

Спасибо, спасибо за пенье!

Когда еще выпадет петь?

Валерию Клебанову

В октавах мне тебя не обойти,

На разных мы с тобой

                          лошадок влазим,

И все-таки с тобой

                         нам по пути.

Авось, Пегас меня

                        не сбросит наземь.

Удачи! Я тебя не обскачу.

К чему? Не по нутру мне подражанье.

Я только слышать

                        рядышком хочу

Твоей лошадки радостное ржанье.

* * *

Те рассветные, чистые звуки

На заре разбудили меня,

Словно кто-то играл

                             о разлуке

Никого ни за что не виня.

Словно кто-то, уставши

                           от муки,

Наконец-то душой отдыхал.

Те печальные, нежные звуки

Больше  я  никогда

                          не слыхал.

Но порою душа замирает,

И все то же волненье

                                    в крови,

Словно кто-то играет,

                                    играет,

Все играет о чьей-то любви.

 

Андрей Луннич-Саранчук

20.04.17 24

20.04.17 25

Одиночество

Одинокая птица вспорхнула,

Вдаль метнулась, мерцая глазом.

Синеокая дама скользнула,

Прошептав мне неясную фразу.

Что-то будто: «Зачем Вы здесь ждёте?

В этой сырости улиц прохладно,

Уже поздно, домой идёмте,

Под дождём Вас измочит изрядно».

Оставаясь одна, без ответа,

Силуэтом исчезла точёным.

Оставался один безответный,

Силуэтом её увлечённый.

Дождь шептал среди тьмы серебрея,

Среди ветра деревья шуршали,

Одинокое небо темнея

Мне мелодию пело печали.

Елене

Кармен

Гитара устала,

Увядшая роза,

Все звуки текли в темноту.

Держала бокал, опершись грациозно,

Испанка, топя красоту.

Кричащее красной кометою платье

За чёрными тьмами платка,

В очах огневеет печаль о расплате,

Свободная быль коротка.

Сегодня в лицо ему бросит «Фламенко»

Сияющим жемчугом смех,

И прыснет вино от кинжала на стенку

Кровавым на белом, как снег.

Посвящается Андрею Сысоеву

Не пропусти, не упусти:

Вот чьё-то имя пролетает,

Оно в пустыне вырастает

Виденьем на пустом пути.

О, сколько же таких имён,

К которым - прикоснуться чувством!

Прозреет ремесло искусством,

Почувствуешь, что вновь рождён.

Рутинно, длинно - мукой ждёшь, -

Оно проявится просветом,

Мгновенья радостным ответом,

К которому давно идёшь

Отступишь только лишь - на лишь,

Остановившись, - улетает.

Путь безымянность провожает

Не окликающая тишь.

Не пропусти, не упусти

Виденье на пустом пути.

Менуэт

Мне музыка приснилась тех времён,

Когда её торжественно вдыхали,

И радость глупостью не называли,

И с трепетом взирали в небосклон.

Мне музыка приснилась тех времен

И странно, невзначай приснились Вы.

Вы просто гениально прикоснулись

К тому, что в снах.

Качнулись старинным поворотом

                                                  головы

И странно, невзначай приснились Вы.

Мы, помню, танцевали «Менуэт»,

Что будет, что минует - закружилось...

Неторопливая задумчивость мне

                                                    снилась,

Смотрящая сквозь золотой лорнет.

Мы, помню, танцевали «Менуэт».

 

Александр Борисов

20.04.17 26

20.04.17 27

«О поэтах рассказывать - все равно, что пытаться окунуть кисть художника в краски радуги на небосклоне. Невесомая и непостижимая прелесть поэтического слога как дыхание ветра, как зов дальнего рожка может быть услышана только чутким ухом и понята родственной душой. Такова поэзия Александра Борисова. Она не для больших стадионов и гулких аудиторий, она для тесного круга людей, знающих цену слова, умеющих распознать свет красоты в полутонах легких, коротких фраз.

Саша Борисов немногословен. В его сборниках читатель не найдет объемных поэтических полотен. Его стих подобен рассветному лучу или неброскому весеннему первоцвету. Но радость познания этих стихов, наверное, сродни радости первооткрывателя, заметившего в океане жизни новый заповедный остров. Откройте свой остров вместе с этим сборником.

Татьяна Мартыш,

Заслуженный журналист Кубани, Редактор «Радио Адлера»

Я миг рождения не помню.

Не помню первые шаги.

А жизнь в свою каменоломню

Ввела под музыку пурги.

Лепила стены из сугробов

И размывала по весне.

И потускнели ино-пробы.

Земля представилась ясней.

И стрелки компаса задергав

Мороз сменила на жару.

И предсказав судьбу надолго

Меняла лица по утру.

Меняла гнет идеологий,

И государства, и людей

В одно лицо сливались боги

Неся иронию Идей.

Менялись буквы на плакатах

И трафареты городов.

И снова брат идет на брата

Презрев последствия следов.

А где-то Кама обмелела,

И морю влагу передав

Опять по памяти летела

Свой не зацикливая нрав.

И я свою каменоломню

Как лот поставил на торги.

Я миг рождения не помню.

Не помню первые шаги.

* * *

Далекое озеро Рица:

Рождение первых стихов,

Давно позабытые лица

И власть незаметных штрихов.

Восторги, опасность и Небо,

Зеленая твердость Земли,

Движенье волны на потребу

Принявшим значенье Зари.

Скалистая удаль дороги,

Заполненность и пустота.

Венчание в святости многих

И первая радость листа.

***

На белом листе не напишешь с наскока

Изящную фразу в красивости форм.

На белом листе есть тени порока.

Доступно экстазу их выявить шторм.

А после: легко и красиво дается

Любая гармония, тонкий расчет

На белом листе наша суть остается

И новых надежд горизонт предстает.

***

Лови любовь со стороны

И тихо радуйся моменту.

Уйдя от комплекса вины

Доверься сердцу - комплименту.

И окунайся с головой

В потоки слов и колебанья.

Последний миг он в «доску свой»

Несет блаженство и страданья.

Надежду выдели и брось

Букет последних впечатлений.

Вселенским «псам» отнюдь не кость,

А влага вечных удивлений.

 

Мареев Сергей Сергеевич

20.04.17 28

О себе: «Писать стихи начал с девяти лет. Ранние стихи не сохранились, осознанно начал писать с 15 лет. Впервые напечатали в Новороссийской газете «Черноморец» в 1980 году. Член поэтического клуба «Истоки» в Адлерском районе. Вместе с «Истоковцами» принимал участие в выездном выступлении по городу Сочи в санаториях и пансионатах, выступали на телевидении со своими стихами, а так же на Адлерском радио, стихи мои так же были напечатаны в сборнике поэтов «Истоковцев». Периодически печатался в «Черноморской Здравнице».

Посвящается отцу Марееву Сергею Павловичу;

участнику ВОВ

ВЕТЕРАНАМ

Я видел войну лишь с экрана.

Не слышал я шума боев.

Не видел смертельные раны

Погибших в атаке бойцов.

А встретишь порой ветерана.

                  Который в окопах бывал,

                    Его затянувшие раны,

                    Осколок куда попадал.

Лицо его все в морщинах.

Седая уж вся голова.

Но он дошагал до Берлина,

В те давние времена.

И выправка та же осталась,

И твердость и сила ума,

Фронтов он прошел не мало,

О них говорят ордена!

Ветеранам BOB

ОТГОЛОСОК ВОЙНЫ

Отгремели орудийные раскаты,

И над миром воцарилась тишина,

А павшие в бою солдаты,

Не узнают, что кончилась война.

Мы живые за них в ответе

И я клятву в себе несу:

Мир сохранить на планете,

Молодость, жизнь и весну.

Посвящается Талькову

ПАМЯТЬ

Взят я памятью в плен,

И душа голышом.

Из разрезанных век

Кровь хлестала ручьем.

Еще теплится жизнь,

Но немеет рука.

И последняя мысль,

Убегает в века.

Заколдованный круг,

Угасающий взор.

И последний испуг,

Запоздалый укор.

Я вернусь, я вернусь

Через тысячу лет.

Только очень боюсь

Не изменится свет.

Посвящается матери

Мареевой Лукерье Антоновне

ДЕТСТВО

Я помню ночи в колыбели,

Мерцают звезды в моем окне.

И ты мне мама песни пела.

О песни детства! Вы во мне.

В них было все: и жизни жажда,

И слава русских богатырей,

Была и выдумка и правда,

Давно минувших сказок дней.

И ветер, по лесу гуляя,

Вам тоже что-то подпевал,

И силясь, что-то вспоминая,

Со звоном в окна ударял.

А небо, звезды рассыпая.

Вторило эхом в тишине.

И ярким светом озаряя,

Шептало тоже что-то мне.

А годы быстро пробегают,

И детство, детство как во сне.

Звучат в груди, не умолкают,

О песни детства! Вы во мне.

ПЕСНЯ ОБ АДЛЕРЕ

1

Пиками здравниц небо пронзая,

Наш молодеет курорт.

Ширится Адлер, и, вырастая,

Радостно всех он зовет.

Припев:

Адлер, парки и сады,

Адлер, море и цветы.

Адлер, место многих встреч,

Адлер, надо всем беречь.

2

Море ласкает и привлекает,

И обнимает волной,

Счастья и радости людям желает

Адлер приветливый мой.

Припев:

Адлер, парки и сады,

Адлер, море и цветы.

Адлер, место многих встреч,

Адлер, надо всем беречь.

3

А госпитальный город зеленый,

Был ты суров в дни войны.

Ты для отчизны многое сделал,

В бой возвращались бойцы.

Припев:

Адлер, парки и сады,

Адлер, море и цветы.

Адлер, место многих встреч,

Адлер, надо всем беречь.

4

Вечно зеленый, всех нас зовущий

Пусть принимает гостей.

Город у моря, город цветущий

Быстро находит друзей.

Припев:

Адлер, парки и сады,

Адлер, море и цветы.

Адлер, место многих встреч,

Адлер, надо всем беречь.

Посвящается Ветеранам ВОВ

ПОДВИГ

Стоят обелиски героям войны,

Стоят среди шума, среди тишины.

Одетые в мрамор, бронзу, гранит,

Отвагу и мужество, время хранит.

Здесь насмерть стояла рота,

А может быть только взвод,

Суровая наша пехота,

И враг пройти не смог.

И танки рычали с фашистским крестом,

бойцы продолжали бороться с врагом.

И даже под шквальным, смертельным огнем,

Держали оборону и ночью и днем.

Враги окружают, все ближе и ближе,

Уже на исходе последние силы.

«Патроны давайте» - кричат по цепи,

И пули застряли у немцев в груди.

И нету подмоги, и нечем стрелять,

И надо высотку еще отстоять.

И все же высотка врагу не досталась,

Но только в живых никого не осталось.

Приходят сюда на девятое мая,

И ставят цветы, пониже склоняясь,

И плачут и вдовы и старики,

И кровь выступает на обелиск.

Стоят обелиски героям войны,

Стоят среди шума, среди тишины,

И кровь выступает на мрамор, гранит,

Отвагу и мужество время хранит.