Этот год в России

Советуем прочитать

9bde434b8981.jpg

Официальный интернет-портал правовой информации

Стихи и рассказы победителей конкурса «Наш неповторимый Адлерский район»

07.06.17 16

В Адлерской Центральной районной библиотеке с 10 марта по 20 мая проходил литературно-поэтический конкурс «Наш неповторимый Адлерский район»», посвященный 180-летию высадки десанта русских войск на мысе Адлер.

Здесь Вы можете прочитать работы победителей.

Номинация «Авторское поэтическое произведение об Адлере»

(возрастная категория от 30 лет)

1 место – Лейни Анна Андреевна

Адлер Олимпийский

У самого Чёрного моря,

Живёт Олимпийский курорт,

Нет равных ему на просторе,

Здесь отдых, лечение, спорт.

Уютный, с улыбчивым взором

Наш город встречает гостей,

Спешат все туристы с обзором,

Где царственный «Фишт» средь огней.

Зажегся огонь Олимпийский,

И вспыхнуло пламя во мгле,

Звучит среди звёзд гимн Российский

На Адлерской славной земле.

А утром зовёт вновь дорога,

Кавказские горы вокруг.

Отелей для отдыха много,

Сегодня ты гость - завтра друг.

Мерцает в огнях «Роза Хутор»,

«Лаура» встречает друзей,

Награды покажет компьютер

Для всех зарубежных гостей.

Нелёгкую гонку по склонам

Запомнит старейший Кавказ.

Вернуться домой чемпионом –

Таков был отцовский наказ.

Кубань – наша мать и столица,

Даёт всем народам понять,

Что Адлеру есть чем гордиться,

И славу его не отнять!

Исповедь горца

Люблю я Адлер всей душою,

Люблю заснеженный Кавказ,

И память верная со мною

В который раз ведёт рассказ.

Истоки Адлерского мыса

Лежат в глубинах давних лет...

Здесь Пушкину у кипариса

Писал Бестужев свой ответ.

А время было не простое,

Война – как месиво вокруг,

И горе было огневое

Убыхов, русских и шапсуг.

Абхаз, Адыг – как на вулкане.

Седой Кавказ стонал как зверь.

Грузины, греки и армяне,

Эстонцы, немцы – крик потерь.

Пройдя через огонь и воду,

Увидев белый свет во мгле,

Народы обрели свободу,

Чтоб жить спокойно на земле.

Я низко кланяюсь Кавказу,

Когда глядит в окно рассвет...

Не укорял судьбу ни разу,

Я верен Адлеру сто лет!

2 место – Сумцов Алексей Алексеевич

Мой неповторимый Адлер

Проносятся красивые машины,

Неутомимо плещется прибой,

Кавказа горделивые вершины

Венчает купол неба голубой.

Теснины гор крылами осеняя,

Орлы в тиши над скалами парят,

А эвкалипты, ветви наклоняя,

С магнолией о чём-то говорят.

Прекрасны южных фруктов ароматы,

И над горой алеющий Восток,

И над морскими далями закаты,

И Мзымты убегающий поток.

И, кажется, отыщется навряд- ли

Земля, что так прекрасна и свежа,

Как та, где ты стоишь, цветущий Адлер,

У южного России Рубежа.

3 место – Сафонова Анна Григорьевна

Вечерний Адлер

Туман повсюду стелет хмурый

Сырой покров, во власти тьмы,

Ползёт по облачной лазури,

И мрак спускает с вышины.

Спустились сумерки ночные

На город солнечной земли

И засияли озорные,

Неугасимые огни.

Курортный, Адлер, наш вечерний

В узорном блеске так красив!

Он будто в сказочном явленье,

Что придаёт волшебный вид.

Тянусь к прекрасному душою

В манящий мир, в мир доброты.

Здесь чудеса передо мною

Всей рукотворной красоты.

В гирляндах знаки украшений,

Иллюминации вдоль дорог,

Спортивных символов сплетений

В пути пылает весь поток.

В светящих улицах игриво

Узоры блещут в поздний час

Фантазий отблеск с переливом

Невольно радует мой глаз.

Ночью мир иной спокойный

Над нашим Адлером в тиши,

Но блеск серебряный узорный

Играет всплеском искр в ночи.

В блестящем свете город милый

Завидным цветом хрусталя

Его хранит под небом мирным

С любовью райская земля.

Сияй в наряде золотистом,

В пурпурном зареве огней

Любимый Адлер наш лучистый

Лишь будешь краше и милей!

Номинация «Авторское прозаическое произведение об Адлере»

(возрастная категория от 30 лет)

Победитель – Романовская Светлана Викторовна

Лесник Ефим Луков

Это событие является достоверной хроникой с небольшими художественными зарисовками. Имена соответствуют реальным личностям. Не приведено лишь имя супруги лесника Ефима Лукова, ибо человек, поведавший эту быль, попросту забыл как её звали.

Следующая история произошла с Наденькой в селе Медовеевка. Там во время войны находилось небольшое село, которое основали переселенцы из западной Украины. Их объединили в колхоз. Дедушка Ефим Луков в колхоз идти отказался. Он жил уединённо в лесу со своей женой, довольно далеко от земляков. Возможно, это обстоятельство и послужило отказом от вступления в коллективное хозяйство. В результате у Лукова отрезали всю землю, оставив старикам только небольшой дворик.

Городской совет предложил Ефиму Лукову работу лесника в заповеднике, и он согласился. Это был честный, добрый и очень трудолюбивый и ответственный человек. Даже по праздникам он не принимал спиртного. За работу Ефиму платили, им же собранными в лесу мёдом, дикими фруктами, орехами, каштанами. Так, для того чтобы раздобыть денег на другие товары, ему надо было как-то сбывать свои продукты, а Ефим и его супруга были абсолютно безграмотны. Они не умели ни писать, ни считать. Это не давало им возможности самим продавать свои продукты на рынке.

Каким-то образом лесник Луков познакомился с Сысоевой Надеждой Кирилловной (в девичестве – Озорновой – не родной мамой Наденьки), и доверил ей продажу своих даров леса. Причём наказывал есть мёду, орехов, фруктов и ягод сколько угодно. Но и хозяйка дома Сысоевых была честной и порядочной женщиной и брала всего в меру.

Иногда Надя ходила вместе с Надеждой Кирилловной пешком в гости к старикам в Медовеевку. Лесника и его жену она называла «дедушка» и «бабушка». Девочку укладывали спать на огромную медвежью шкуру расстеленную на полу, которая была настоящим блошиным царством. Но уставшего ребёнка, прошедшего многие километры, не будили даже укусы этих насекомых.

По двору, в котором росло единственное грушевое дерево, с вкуснейшими (по словам Наденьки) плодами, бегали два маленьких медвежонка. Их мать убили во время охоты в заповеднике, развлекающиеся «сливки» советского общества. Куда девать малышей? Пришлось Ефиму взять их к себе домой и выкормить коровьим молоком. Медвежата бегали за бабушкой и тянули её за подол: «Дай молочка, дай!» А дедушка прикармливал их ещё дикими фруктами, орехами и мёдом. Они поедали всё это, усиленно сопя носом и довольно урча...

Летом, когда колхозное стадо гнали на выпас высоко в горы, Ефим Луков не имел права посылать свою кормилицу туда же с коллективным стадом. Но украинцы – родственники жалели старика и разрешали ему приводить бурёнку позже на озеро Кардывач, где паслось колхозное стадо.

Однажды дед Ефим спрашивает Наденьку, на то время гостившую в Медовеевке: «Хочешь со мной в горы на пастбище?» Она, конечно, ещё как хотела!

Пошли они по лесной тропинке всё выше и выше в горы . Какой это был чудесный день! Наденька любовалась лесными цветами, зелёным кружевом деревьев, синими просветами неба над головой. А сколько в лесу птичек и как сладко они поют! Наденька бежала за лесником, по-детски подпрыгивала и пела. Лесная земляника с радостью предлагала ей ароматные сладкие ягоды, а солнечные блики играли то на её личике, то на лёгком сарафанчике, то гладили её по волосам.

Дедушка Ефим вдруг, оглянувшись на девочку, прижал палец к губам. «Тихо!» – поняла Наденька. Они остановились, и лесник показал на вершину высокой скалы. Там, на самом краю пропасти, подняв красивую голову, увенчанную закрученными спиралью рогами, стоял, как изваяние, могучий горный козёл. Девочка затрепетала от восторга. Глаза её сияли неимоверным счастьем. Так они простояли несколько минут, созерцая это довольно редкое явление.

Когда козёл скрылся из виду, дедушка с девочкой пошли дальше, делясь незабываемыми впечатлениями. Эту изумительную картину Наденька запомнила на всю жизнь. Часто и сейчас, уже в преклонном возрасте, она с тем же первозданным восхищением детской непосредственности, вспоминает это чудесное событие.

Когда лесник с Надей добрались до колхозного пастбища, уже вечерело. Перед ними, окружённое венком величественных заснеженных гор, густо синея, сверкало в лучах закатного солнца горное озеро, в обрамлении цветущих лугов. Девочка онемела от восхищения. Она долго стояла, не двигаясь с места, любуясь необычайной красотой горного пейзажа. Ах! Какие здесь цвели цветочки! Личико девочки светилось радостью.

Солнышко погасло. Пастухи разожгли под деревянным навесом печь, сооружённую ими на время пребывания в горах и приготовили вкусный ужин. На столе были все возможные молочные продукты: свежайшие сметана, творог, вкуснейший сыр, варёная картошка, мёд и даже целая чашка свежей земляники. Такого изобилия Наденька никогда ещё не видела. А молока парного в этот вечер она выпила целых две банки. Из такого дивного царства-государства ей не хотелось уходить. Но утром дедушка Ефим, нагружённый различными молочными продуктами, повёл девочку назад в Медовеевку.

Всё когда-то на земле заканчивается и проходит. Но этот день очарованием души навсегда остался в памяти ребёнка. Бабушка, супруга Лукова, была большая любительница выпить. Когда он воевал с белогвардейцами в гражданскую войну, она родила от какого-то грека ребёнка, мальчика, которого дед Луков признал своим сыном, хотя жена откровенно рассказала ему о своей связи с греком. «Всё равно наш сын будет» – был ответ Лукова. Сынок между тем подрос и стал помощником и надёжной опорой стариков.

Однажды вечером лесник попросил сына грека прийти на следующее утро помочь ему по-хозяйству. Сын был уже женат и жил в другом месте. Он пообещал прийти, попрощался с отцом и пошёл домой.

Домик лесника состоял из одной маленькой комнатки. Всю её середину занимала, как уже было сказано, огромная медвежья шкура. На ней стоял небольшой деревянный стол, а у стены лавка, которая служила постелью для лесника. В углу возле окна приютился небольшой сундучок с вещами деда.

Когда названный сын рано утром пришёл помочь, как и обещал, дверь в дом была приоткрыта. Он переступил порог и замер. По всей комнате были разбросаны вещи, предметы быта. Лавка была перевёрнута, сундук открыт, а на полу лежал мёртвый лесник. Под туловищем, несколько отделившись от него, пеплообразное вещество напоминало ещё форму ног. У сына от ужаса волосы поднялись дыбом.

Что это? Приглядевшись, он всё понял. Так могла действовать только серная кислота. Посмотрев на открытый сундук, подумал – деньги искали! А они-то у деда почти никогда не водились.

Весть о жуткой кончине лесника Лукова быстро облетела всю округу. Вскоре после этого случая, последовал подобный же, в Лазаревском районе. Тем же способом был лишён жизни ещё один егерь. Через некоторое время преступник был найден и арестован; но как же он мог искупить неописуемые муки обеих жертв!!!

Так, святым великомучеником закончил свою нелёгкую, но добрую и красивую жизнь егерь Кавказского государственного биосферного заповедника Ефим Луков.

Номинация «Авторское поэтическое произведение об Адлере»

(возрастная категория от 15 до 30 лет)

Победитель – Алексеева Мария Викторовна

Прости меня, солдат, прости!

Плеск волн, шум ветра в парусах,

Голубизна бескрайних вод,

Твои любимые глаза

И строки новых странных од.

Воспоминанья дней былых

Строкой ложатся на листы –

Страданья, нежность и любовь

О, ты, солдат, меня прости!

Эвакопункт и лазарет,

Боль искалеченных людей,

Какой-то странный сонный бред

И пораженья первых дней.

А ты прости меня, прости,

Что многим я не смог помочь,

Но я не бог, я врач-солдат,

А над Россией нынче ночь.

Морские ветры, шум волны,

Акаций нежный, легкий дым,

О, Адлер, чудный город мой!

Как всеми нами ты любим.

Наш город жил тогда одним –

Лечить израненных людей.

И скольких здесь вернула в строй

Природа и любовь врачей.

До горизонта синева,

Морская гладь и плеск волны,

И гор Кавказа красота,

Апрель и запахи весны.

Орда фашистов к нам ползла –

Стрелки известной «Эдельвейс»,

Но знали мы страны наказ:

«Не сомневайся, в лоб им - цельсь!»

Над санаторием ревет

Фашистский Юнкере с грузом бомб,

Он прибыл раненых добить,

Зашел к нам с моря напролом.

Зенитки рявкнули в ответ,

Фашист трусливо повернул

И, сбросив весь боекомплект,

Он, в море, рухнув, затонул...

А ты прости меня, прости,

Что многим я не смог помочь,

Но я не бог, я врач-солдат,

А над Россией нынче ночь.

Морские ветры, шум волны,

Акаций нежный, легкий дым,

О, Адлер, чудный город мой!

Как всеми нами ты любим...

Воспоминанья дней былых

Строкой ложатся на листы –

Страданья, нежность и любовь,

Солдат войны, меня прости!