v  f  i  y

Этот год в России


fsehm1

Пушкин-поэт действительности.(Библиотека № 9)

Шестого июня 1943 года, в день, когда исполнилось сто сорок четыре года со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина, в осажденном Ленинграде, на набережной Мойки появились одинокие пешеходы, шедшие в одном направлении.

07.06.2021 4

Набережная Мойки была пуста, разбита бомбами и снарядами. Среди камней росла трава. Было так тихо, что стук упавшего кирпича в развалинах казался громким.

 

07.06.2021 5

Обстрел шел в другом районе города и не мешал этим людям, похожим на пилигримов, идти к небольшому, старому дому. Что это был за дом? В нем была квартира Пушкина, куда по традиции в этот день всегда приходили чествовать поэта.

Бомба попала как раз во двор этого дома. Стена квартиры треснула, но не упала. В комнатах было пусто, все вещи из квартиры были эвакуированы. Стоял только на небольшом пьедестале бюст поэта. Перед ним говорили речи и читали стихи.

<...> И никакое торжественное заседание в зале, наполненном цветами и залитом светом люстр, не могло стать сильнее этого разговора с глазу на глаз, разговора о самом главном, когда сердце кипит и чувствует рядом такое же кипение сердец, переполненных восторгом от сознания своей силы и правоты.

Да, он был поэтом действительности. А наша действительность была на такой высоте боевого духа, когда поэзия стала черным хлебом, обыкновенным пайком необыкновенных советских людей. И потому путь к этой голой квартире по пустынной Мойке не выглядел страшным или печальным. Страшно было бы тогда, когда мы оскудели бы духом, когда мы попросили бы поэзию утешить и очаровать нас красивым вымыслом. Но в этом мы не нуждались <...>

Н. Тихонов, 1944

Из книги «Венок Пушкину» издательства Советская Россия 1987 года.

_____________________________________________________________________

6 июня 1943 года в последней квартире Пушкина на Мойке мы праздновали 144-ю годовщину со дня рождения поэта. В кабинете, где все еще не было ни книг, ни дивана, ни письменного стола с чернильницей-арапчонком, ни гусиного пера, к двум часам дня было уже так тесно, что пришедшие заполнили все прилегающие комнаты и даже толпились на лестнице у настежь открытой двери. У мраморного бюста Пушкина стоял микрофон. Выступления передавались по радио на Большую землю.

В пустынных комнатах было торжественно и тихо. А накануне мы убрали всю квартиру, вымыли и натерли полы. На каминах и на полу поставили в вазах и ведрах множество букетов сирени и черемухи… Но ничто не могло скрыть ни змеившихся на стенах трещин, ни воронки от бомбы, которая была видна из окон…

Мне выпала честь открыть памятное собрание от имени коллектива Пушкинского Дома. Затем выступали Н.С. Тихонов, В.М. Инбер и Вс. Вишневский.

Когда последний заканчивал речь, начался обстрел. Разрывы снарядов слышались где-то неподалеку. Все слушали Вишневского и лишь после этого неторопливо покинули музей».

В.А.Мануйлов. "Записки счастливого человека" https://museumpushkin-lib.ru/publikacii-sotrudnikov/r..